Get Adobe Flash player
( 2 Голоса/ов )

Рыбалка — вещь удивительная практически во всех аспектах. Это хобби огромного числа людей во всем мире. Вполне резонен вопрос — а чем, собственно, привлекает всех этих людей такой довольно затратный (как по средствам, так и по времени) процесс? У каждого, разумеется, свой ответ. Люди в рыбалке ищут отдушину от житейских проблем, удачу, счастье, в конце концов. И к состоянию полного удовлетворения рыболова могут привести самые разные вещи — уловистая блесна, удачное место… А в зимней рыбалке есть еще одно проявление магического — «счастливые лунки». Вот ради таких лунок мои товарищи и я отправляемся на зимние водоемы даже в самые жестокие морозы и ненастья.
Что такое «счастливая лунка»?

Вообще, со счастливыми лунками, наверное, сталкивался каждый рыболов. Думаю, многим приходилось видеть такую картину: некоторый участок водоема, чернеет толпа рыбаков, но ловит из них только один, сидящий в самом эпицентре. Причем ловит нескромно много. Отчаявшиеся соседи в попытках поучаствовать «в раздаче», совсем забывают неписанные правила рыбацкого этикета — и бурят прямо в считанных сантиметрах от фартовой лунки. Такая привилегия допускается, конечно, только для приближенных счастливчику людей, и тот даже не скрывает от них, на что и как ловит. Но дела это не меняет — все довольствуются в лучшем случае редкой поклевкой, в то время как счастливая лунка дает в десятки раз больше. Причем, если рыболов не поленится пометить эту лунку, то и через день, и через месяц (а в некоторых случаях удается отыскать эту лунку и через год!) здесь будет то же самое — стабильно много рыбы будет давать только эта лунка.

Счастливая лунка — это священное место, и не каждому представляется даже за всю жизнь возможность найти или попасть на нее. Рыболовы склонны причислять такие лунки к чему-то магическому, лишенному, казалось бы, человеческой логики, но имеющему какую-то сверхъестественную подоплеку. На самом деле, в большинстве случаев, сумасшедшая уловистость таких мест обусловлена некоторыми факторами, которые мы, находящиеся много метров выше на льду, порой не можем знать.
Хотелось бы рассказать о нескольких счастливых лунках, на которые мне и моим товарищам приходилось попадать. Рассказ будет только о тех лунках, мистическое «счастье» которых удалось рассекретить. А уж сколько было неразгаданных счастливых лунок — наверное, за более чем тридцатилетнюю практику, уже не счесть.


Первый случай
На Чебоксарском водохранилище посередине Волги имеется протяженная и в то же время широкая мель, на которой локально кучкуется окунь. По первому льду, когда стаи большие, а окуни злые, найти их обычно не составляет особого труда. К середине декабря — к январю стаи порядком изреживают, и они группируются в стайки из 5 — 10 особей, обычно довольно крупных, по 300 — 500 г. Найти такую группировку в декабре — январе — довольно большая удача. Где они могут сгруппироваться, когда на мелководном плесе нет ни коряг, ни бровок — словом, ничего выдающегося, что могло бы привлечь рыбу? Мало того, даже если случается найти, соблазнить их на поклевку бывает непросто.
Однажды мне жутко повезло пробурить лунку над Y-образной веточкой-коряжкой, которая была, пожалуй, единственной коряжкой на этом мелководном плесе на многие километры. Попадание на счастливую лунку было с точностью до сантиметров. Если бы я пробурил лунку в десяти сантиметрах левее (правее, выше, ниже), то подать нужным образом мормышку у меня не получилось бы, и своих трудовых окуней в тот день я бы, наверное, не поймал. А подача была следующей: мормышка, медленно спускаясь вниз, попадала на веточку, и немного на ней зависала, пока мне не удавалось, копоша ее на месте, скинуть с веточки вниз. Поклевка происходила на этом самом скидывании. Один за другим восемь полукилограммовых окуней попали в мой ящик. Со мной ловили мои товарищи, и я дал им буриться в десятках сантиметров от моей счастливой лунки. Но у всех троих за тот час, что я вытащил восемь «хвостов», попался лишь один. Окуней не смутил скрежет ледобуров, но они сильно на меня обиделись, когда я дал небольшую слабину на вываживании — и последний окунь намотал леску на коряжку, и я ее вместе с ним вытащил. Больше поклевок не случилось. Конечно, счастливые лунки обычно дают много больше рыбы, и даже через много дней и месяцев. А это лунка перестала приносить рыбу. Я ее пометил на всякий пожарный, и еще несколько раз посещал. Но чудо пропало — вместе с вытащенной со дна коряжкой.
Случай второй
Похожий случай произошел на моих глазах с моим товарищем Андреем. В тот день мы искали под правым берегом Чебоксарского водохранилища берша и судака. Ловили активной мормышкой, используя тяжелую приманку с насадкой тюльки, и очень быстро перемещались. Искали по перволедной привычке активную стаю, но к концу декабря на наших участках большую часть судаково-бершового стада выбили, и сейчас, проверив несколько сотен метров водохранилища, мы вообще ничего не поймали.
В погоне за хищником мы не сразу и заметили, что Андрей остался в полусотне метров ниже по течению. Он никогда не отличался особой скоростью на рыбалке, и предпочитал хорошо устроившись на месте, вальяжно ловить, особо не перемещаясь. Поэтому, возвращаясь к нему, чтобы попить вместе чаю и решить, что делать дальше, мы с товарищами даже предположить не могли, что он уже обрыбился пятью «хвостами»! Именно столько мы увидели в кучке около его лунки. Шестого берша он вытащил на наших глазах, до того, как мы успели скинуть с плеч ящики. Разумеется, мы тут же забурились справа и слева от счастливчика. Потом — выше и ниже по течению. Потом — под ящик Андрея, под его правую ногу. Затем — еще ближе… Без результата. Андрей за это время вытащил еще пару бершей и судака.

Опыт мне подсказывал, что бурить около Андрея бессмысленно, поэтому я начал искать чуть в сторонке — и нашел там свою рыбу, поймав трех судачков. А другой мой товарищ от Андрея ни на сантиметр не отходил — и в итоге с «барского стола» получил лишь некрупного бершика.
В конце дня Андрей поделился, каким образом ему удалось из одной лунки вытащить почти два десятка судачков и бершей. Мормышка при подходе ко дну почему-то останавливалась, не доходя до того, но стоило ее 3 — 4 раза поднять — опустить, как бы «постукивая по дну» — и мормышка «убегала» еще ниже, на 30 — 35 см, где тут же атаковалась хищником. Скорее всего, препятствием был среднего размера камень, а мормышка «спрыгивала» с него под действием течения. Судачки и берши стояли, укрывшись от течения, за валуном (рис. 1). Попасть с другой точки на этот участочек, где стояла рыба, было практически невозможно, даже если пробурить в 30 см ниже по течению от счастливой лунки — мормышка под действием течения находила дно ниже рыбы, которая, расположившись носом по течению, ее не замечала.
Можно было бы, конечно, предположить, что это — бровка, но анализ глубин вокруг счастливой лунки показал, что это просто бугорок, скорее всего — камень. Рыба подходила к нему порциями, на место выловленных через какое-то время подоспевала очередная стайка, так что Андрей на счастливой лунке отловил целый день — и рыба практически не заканчивалась.
На следующий день Андрей взял отгул, и из той же лунки, которую он заблаговременно пометил, вытащил с десяток бершей и несколько судаков. В перерывах в клеве он пробовал ловить поблизости, но безрезультатно, клевало только в одной лунке. На следующие выходные лунка дала несколько рыб — и вдруг перестала приносить поклевки. На том мы и забыли об этой лунке, а зря: как показывает практика, такие места способны быть уловистыми на протяжении многих месяцев, а иногда — и лет.
Случай третий
Одна лунка на Чебоксарском водохранилище радовала меня практически целый год. Мы ловили на поливах посередине водохранилища, искали густеру и подлещика. На поливе было несколько десятков рыбаков, и ловили сначала все разрозненно, но после полудня все стали собираться кучнее и кучнее, пока в итоге не образовалась плотно сидящая толпа. Некрупный подлещик периодически попадался то тут, то там, у нас с приятелями не очень клевало — и мы пошли в толпу. Я сел чуть выше скопления рыбаков — и сразу вытащил густеру, потом еще и еще. Периодически «влетал» среднего размера подлещик, один раз леску порвал лещ. Поглядывая на толпу, я заметил, что вытаскиваю рыб чаще. Улов в тот день оказался вполне солидным.
Лунку для себя я отметил. Найти ее на следующий день было не так уж сложно, тем более что она была недалеко от основной рыбацкой тропы. Рыбаков на льду находилось меньше, но толпа собралась все в том же месте, чтобы доловить оставшееся от вчерашней «раздачи». Клев наблюдался только в моей лунке: вокруг рыбаки поймали максимум по 3 — 5 густерок, я же вытащил ничуть не меньше, чем днем ранее — несколько десятков густер, чуток крупных подлещиков и даже одного килограммового леща.
На следующие выходные толпы здесь не было, ловили только я и мой приятель. Я из своей лунки достал килограммов восемь хорошей «бели», в то время как товарищ, активно искавший рыбу поблизости, лишь килограмма полтора некрупной густеры. И так, почти до самого конца сезона, в тот год счастливая лунка приносила мне стабильные уловы подлещика и густеры. Частенько попадались и лещи, хотя они чаще рвали леску и уходили. Бывали, конечно, периоды, когда и моя лунка «молчала», но через неделю — две чудо повторялось.

Позже, когда я подробнее изучил ход глубин в данном месте, пришел к выводу, что под моей лункой было какое-то странное сужение, небольшая канавка, которую мы позже стали называть «шеей». Рыба по поливу поднималась выше по течению, и основная ее концентрация случалась именно в «шее». Тут-то ее и сторожила целую зиму моя мормышка. Жаль, для следующего года сохранить координаты «шеи» нам не удалось.
Случай четвертый
На одном участке пруда я заставил участок жерлицами, а сам ловил между ними на мормышку. Щука на жерлицы не брала, а сорожка частенько радовала меня, загибая кверху кивок. Зову приятеля, чтобы он тоже половил. Подходит приятель, делает в стороне лунку — и у меня прекращаются поклевки! Зато он, опустив блесну, тут же вытаскивает окуня граммов под двести, затем подряд — две щуки! Я ему сообщаю, что у меня тут вообще-то одна сорожка клевала, он достает удочку с мормышкой — и из той же лунки, откуда только что вытащил трех хищников, вытягивает пару 100-граммовых плотвиц!
Я целый день избуривал этот участок, переставляя жерлицы, но оказалось, что здесь есть только две щуки, готовые в этот день клюнуть, и обе попались из одной лунки, которая на следующей неделе принесла еще щуку, а еще через неделю — снова двух. В то время как в других местах на этом же участке, несмотря на кажущуюся уловистость — обилие коряг — поклевок совсем не было. Оказалось, под счастливой лункой располагался бугорок где-то 5 на 5 метров, но мало того — совсем не было коряг. Видимо, после затопления через какое-то время коряги стали гнить, выгоняя щуку на более чистые места. Это правило отлично работало на том пруду в дальнейшем, щуки попадались почти исключительно со свободных от коряг мест.

                                                                  Автор: Семенов Г., «Спортивное рыболовство» № 12 12.2009

 


 

Добавить комментарий

Для добавления комментариев вам надо зарегистрироваться на сайте и выполнить вход!

Защитный код
Обновить